Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Кто он, Хаётхон Насретдинов, участник дела о госперевороте «Жатва»?

Хаётхон Насретдинов, в прошлом – сотрудник банка и учитель, а ныне блогер, получает минимум внимания на проходящем в Ташгорсуде процессе, но его показания проливают свет на суть дела и состояние узбекской оппозиции.

Хаётхон Насретдинов с матерью Собурой Толиповой; фото: семейный архив
Хаётхон Насретдинов с матерью Собурой Толиповой; фото: семейный архив

Из четверых подсудимых Ташгорсуда, обвиняемых в подготовке госпереворота в Узбекистане в сговоре с засевшей в Турции оппозицией, единственный, кто признал свою вину, – 47-летний блогер из Ташкента Хаётхон Насретдинов.

Арестант с октября 2017 года, Насретдинов рассказал суду, что попал под влияние проживающего в Турции лидера Народного движения Узбекистана (НДУ) Мухаммада Салиха. Признался, что в разговоре с последним присутствовала тема организации госпереворота в стране.

На последнем заседании, состоявшемся 9 апреля, Насретдинов выразил разочарование в Салихе, назвав его «балаболом», не умеющим держать слово и выполнять обещанное.

«Мухаммад Салих непостоянен в своих взглядах, я разочарован, что был подвергнут его влиянию, я арестован, – сказал в суде Насретдинов. – Он не нанял адвоката. Я надеялся, что пришлет продовольственную посылку – чисто по-человечески поддержать мою мать, я надеялся, что он выступит в Интернете, но он циник, он бросил нас».

«Передайте мое человеческое презрение Мухаммаду Салиху», – попросил Хаётхон присутствовавших в суде.

Библиотека Хаётхона в доме его матери; фото: Ц-1
Библиотека Хаётхона в доме его матери; фото: Ц-1

Ранее на суде Насретдинов рассказал, что познакомился с оппозиционером в 2013 году через социальную сеть, где оставлял свои комментарии. По его словам, Салих ищет в Сети «обиженных людей» и пытается привлечь их на свою сторону, используя при этом их сложные жизненные обстоятельства и обещая помощь.

По словам Хаётхона, он понадеялся на обещания Салиха помочь с лечением его матери. В 2009 году он попал в автомобильную аварию, во время которой больше всего пострадала его мать – Собура Толипова, ставшая после столкновения инвалидом.

Но Салиха не удовлетворили статьи Насретдинова, которые он должен был написать об оппозиционере, чтобы реанимировать его имя, в итоге лечение матери Насретдинова в Турции не состоялось.

Мать Хаётхона Собура, чей дом в махалле Мирзо-Улугбекского района Ташкента накануне посетил корреспондент Ц-1, не удивляется показаниям сына. Она говорит о нем как о человеке критичном и честном, который в силу характера никак не мог устроиться в жизни.

Мать Хаётхона Собура ждет сына и пересматривает семейный архив; фото: семейный архив
Мать Хаётхона Собура ждет сына и пересматривает семейный архив; фото: семейный архив

Толипова рассказывает, что воспитала сына одна со своей матерью. Отец Хаёта не раз приходил в ее дом для примирения, но ни Собура, ни сын его больше не приняли.

«Хаёт всегда любил учиться и отличался сильно выраженным чувством справедливости. Он окончил 142-ю школу с золотой медалью. По окончании школы поступил в финансовый институт на факультет экономики, который также окончил с отличием. Он любил читать и на собственные сбережения приобрел домашнюю библиотеку», – рассказывает Собура.

Рабочий уголок Хаётхона; фото: Ц-1
Рабочий уголок Хаётхона; фото: Ц-1

«Потом он стал работать в частном банке «Садерат Иран Банк». Он там на хорошей должности работал, за ним к нам домой даже машина приезжала. Единственная плохая черта Хаёта: если он что-то увидит плохое, начинает там копать… А если сам не может исправить, пишет официально в надлежащие инстанции. Так и получилось. А после конфликта в «Садерат Банке» его вообще перестали брать на работу», – продолжает она.

Зачастую о делах на работе Хаёт матери не рассказывал в силу своей гордости, но однажды он поделился, что попытался устроиться работать в фирму российского олигарха Алишера Усманова.

«Мы сидели на кухне, и Хаёт мне говорит: «Мама, он меня так (хорошо) принял! Встал, руку подал, собеседование лично провел». А где-то дней десять спустя пришел и сказал, что не пойдет к Алишеру работать. Наверное, увидел что-то лишнее и не хотел повторять историю с «Садерат Банком».

Хаётхон не хотел преподавать в колледжах из-за низких зарплат, однако в 2014 году устроился работать учителем в Ташкентскую среднюю школу № 94.

Вещий сына Собура держит в готовности с момента его ареста в октябре 2017 года; фото: Ц-1
Вещи сына Собура держит в готовности с момента его ареста в октябре 2017 года; фото: Ц-1

Мать Хаётхона старается не пропускать ни одно судебное заседание. По ее словам, сегодня ее единственная радость – хоть на скамье подсудимых увидеть сына.

Собура не верит, что Хаётхон участвовал в заговоре, и каждый раз мать надеется, что ее сын будет оправдан и освобожден прямо в зале суда. И домой они вернутся вместе.

Собура Толипова в воротах своего дома в Ташкенте. Ждет сына... Фото: Ц-1
Собура Толипова в воротах своего дома в Ташкенте. Ждет сына… Фото: Ц-1
Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Права человека

Партия «Бирдамлик» просит объяснений от президента Казахстана

Баходыр Хан Туркестон, лидер новой узбекистанской партии «Бирдамлик», попросил президента Нурсултана Назарбаева объяснить причину срыва съезда его организации в РК и депортации соратников.

Казахстан
Политика

Узбекистан и Казахстан сорвали курултай «Бирдамлика» в Шымкенте

Конференц-зал шымкентской гостиницы, где сегодня должен был начаться курултай «Бирдамлика», пуст: добраться или остаться в нем не смог ни один член узбекистанского оппозиционного движения.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Партия «Бирдамлик» просит объяснений от президента Казахстана

Баходыр Хан Туркестон, лидер новой узбекистанской партии «Бирдамлик», попросил президента Нурсултана Назарбаева объяснить причину срыва съезда его организации в РК и депортации соратников.

Казахстан

Новости из Узбекистанa