Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Власти РУз обласкали центр Акмаля Саидова… Смысл?

Что изменит новый статус Национального центра по правам человека Узбекистана?.. Эксперты не припомнят случая, когда бы центр кому-то помог, и называют шаг «популистским».

akmal-saidov-0917
Акмаль Саидов; фото: Uzdaily.uz

10 декабря президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев своим постановлением реформировал Национальный центр РУз по правам человека. Теперь его директор по статусу приравнивается к министру с соответствующими условиями медицинского и транспортного обеспечения.

Работникам центра теперь будут присваиваться специальные звания – классные чины, за которые будут начисляться доплаты, а также надбавки за выслугу лет, предусмотренные для работников органов и учреждений юстиции страны.

Вырастет и должностной оклад работников центра. Теперь он будет формироваться, исходя из утвержденных разрядов оплаты труда по Единой тарифной сетке с увеличением тарифного коэффициент в 1,7 раза.

Центр создавался еще в 1996 году как государственный орган. Его статус не изменен и сейчас, поэтому он будет финансироваться по-прежнему по большей части из госбюджета.

Минфину уже поручено профинансировать увеличение зарплат, покупку необходимого оборудования и информационно-коммуникационных технологий, ремонт административного здания, а также содержание трех персональных и одного дежурного автомобиля для обслуживания центра.

Нет и намека на защиту прав человека

За сотрудников центра можно только порадоваться. Ведь теперь, как любят говорить в Узбекистане, «им созданы все условия», для того чтобы они продолжали готовить прилизанные национальные доклады в ООН по выполнению международных обязательств РУз в области прав человека.

Основные задачи центра в постановлении обозначены семью пунктами. Но ни в одном из них нет и намека на защиту тех самых прав, о соблюдении которых данный госорган будет информировать президента, парламент и международное сообщество.

Благополучие своих подопечных власти возлагают на налогоплательщиков, средний ежемесячный доход которых, если верить официальным данным, составляет двести долларов США.

При этом никто из них по-прежнему не защищен ни от пыток, ни от принудительного труда, ни от домашнего насилия…

Но станет ли теперь говорить об этом Национальный центр РУз по правам человека? Начнет ли помогать пострадавшим? По крайней мере до сих пор никакой пользы народу, на чьей шее висит его содержание, он не приносил.

Не заслужил доверия

Правозащитник с более чем двадцатилетним стажем – председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов в интервью корреспонденту Ц-1 не смог припомнить ни одного факта, когда бы центр помог обратившемуся к нему человеку.

Зато Сурат прекрасно помнит тех, кто, не получив помощи в центре, приходил за ней к нему.

«Они только дают отчеты, сколько им в год пришло обращений. А сколько решенных вопросов и что сделано – об этом никогда не говорится. Они всегда отклоняются от подобных вопросов журналистов, потому что им и ответить-то нечем», – говорит Икрамов.

В интервью Национальному информагентству УзА руководитель центра Акмаль Саидов обратил внимание на то, что президентское постановление вышло 10 декабря, в тот же день, что была принята Всеобщая декларация прав человека от 1948 года. Совпадение дат чиновник оценивает как некий важный посыл.

Обращаясь к истории, Саидов напомнил, что на тот момент за принятие данной декларации проголосовали 48 из 58 стран – членов ООН. СССР, в составе которого находился тогда Узбекистан, конечно же, ее не поддержал.

«Декларация стала первым международным правовым документом, который Узбекистан ратифицировал после провозглашения своей независимости 31 августа 1991 года», – предсказуемо сказал Саидов.

При этом он нарочно замолчал то, что в отличие от СССР, который честно отказался соблюдать требования декларации, независимый Узбекистан на протяжении более 20 лет лгал об их исполнении.

Ведь неспроста за 22 года своей деятельности руководимый им центр так и не стал авторитетной организацией и не заслужил доверия у угнетенных граждан страны.

Да и сам его бессменный руководитель – фигура, мягко говоря, неоднозначная. Наравне с блестящими знаниями в области юриспруденции он обладает уникальным даром подстраиваться под любую политическую конъюнктуру.

Одним из его оппонентов на международных площадках часто выступает директор Бухарского гуманитарно-правового центра Шухрат Ганиев.

Он напоминает, как господин Саидов еще при прошлом режиме рьяно отрицал наличие пыток в стране. А совсем недавно с тем же запалом он их признал, как и наличие принудительного труда.

«Когда один человек в очень короткий промежуток времени выступает в двух ипостасях, у меня лично доверие к такому человеку пропадает», – говорит Ганиев.

Иллюзий нет

Эксперты не питают никаких иллюзий и уверены, что реформирование Национального центра и повышение статуса его руководства никак не повлияют на результаты его работы.

Иного и не может быть в стране, где о правах человека на официальном уровне говорит уполномоченный орган в государстве, которое само же и выступает их нарушителем.

«Вообще это парадоксальная ситуация, когда чиновник должен быть критиком государства, которое его и кормит. Это невозможно. Критик должен быть в первую очередь финансово независимым», – говорит Ганиев.

Очевидно, отчеты этой организации не могут быть альтернативными, и они не отражают реального положения дел в Узбекистане с правами человека.

«А для меня очень важно, чтобы ситуация с правами человека в нашей стране показывалась реальной, а не причесанной и гладкой, какой она подается в периодических отчетах для ООН», – подчеркивает директор Бухарского гуманитарно-правового центра.

Нет искренности намерений у власти

Центр, конечно, мог бы работать иначе и, возможно, даже стать настоящим защитником угнетенных. Для этого там есть достаточно кадров, профессиональных юристов.

Но, по мнению Сурата Икрамова, пока нет искренних намерений у властей. Поэтому в стране до сих пор и не происходит серьезных изменений с правами человека, здесь по-прежнему не любят критику и правды. Много говорят о реформах, однако в них нет системности.

«Вот вроде реформы есть, но нет аккредитации иностранным СМИ, в том числе BBC и сайта «Центр-1». Это ведь что-то означает? За это тревожно становится. Тем не менее президент старается что-то делать, и все живут надеждой», – говорит председатель ИГНПУ.

Аналогичного мнения придерживается и Шухрат Ганиев. Он считает, что обюрокрачивание процесса реального освещения ситуации с правами человека, когда для этого в стране создается целое министерство в составе 35 человек только управленческого персонала, имеет все ту же цель, что и была при прошлом режиме.

«Мы как бы возвеличиваем статус еще одной организации и показываем, насколько правительство трепетно относится к словосочетанию «права человека». Скорее всего, это пропагандистский шаг, направленный на приукрашивание ситуации в стране. Иначе я не могу это рассматривать», – заключает аналитик.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Политика

Суд в Ташкенте утвердил запрет на хиджабы студенткам исламской академии

Более того, согласно вчерашнему решению апелляционной коллегии Ташгорсуда, студентки Международной исламской академии Узбекистана не имеют права приходить на учебу c простым платком на голове.

Узбекистан
Политика

Галима Бухарбаева / «Оскорбление» пророка и безграмотность властей Узбекистана

Высказывание Наргизы Рахимовой о многоженстве с упоминанием пророка Мухаммада звучит грубо и развязно – непозволительный тон для чиновника, обязанного знать о положении и настроениях в стране.

Узбекистан
Общество

Поборники ислама в Узбекистане задают тон в Сети. Власти молчат…

Неловкое высказывание чиновницы РУз с упоминанием пророка Мухаммада вызвало ее травлю в Сети поборниками ислама, но самым красноречивым в этой истории стало молчание и недееспособность властей.

Узбекистан

Новости из Узбекистанa

Политика

Суд в Ташкенте утвердил запрет на хиджабы студенткам исламской академии

Более того, согласно вчерашнему решению апелляционной коллегии Ташгорсуда, студентки Международной исламской академии Узбекистана не имеют права приходить на учебу c простым платком на голове.

Узбекистан