Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Нурзина Кубанычбек кызы: «Я попала в интернат для умственно отсталых»

Интернат для умственно отсталых детей в Таласской области Кыргызстана набирает воспитанников среди здоровых детей – юная собеседница Ц-1 делится, как это происходит.

Нурзина Кубанычбек кызы с 9 до 12 лет находилась в интернате для умственно отсталых детей в Таласской области КР; фото: Ц-1
Нурзина Кубанычбек кызы с 9 до 12 лет находилась в интернате для умственно отсталых детей в Таласской области КР; фото: Ц-1

16-летняя Нурзина в интервью Ц-1 рассказывает, почему скрывает от своих сегодняшних одноклассников, что с третьего по шестой класс училась во вспомогательном интернате для умственно отсталых детей.

По словам девушки, в ее семье была кризисная ситуация. После смерти отца мать была вынуждена поехать на заработки в Казахстан, оставив в Кыргызстане своих четверых детей.

По совету людей мать решила пристроить двух старших дочерей в интернат в селе Кум-Арык Таласского района. Женщину убедили в том, что дочерей ждет хороший уход – им выдадут одежду, будут кормить и учить.

Но, по словам Нурзины, ее матери не сказали, что предложенный интернат предназначен для умственно отсталых детей.

Прошли без тестирования

Чтобы поступить в специализированный интернат, девочки должны были пройти тестирование в психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) – таково требование законодательства Кыргызстана, но сестры сразу были зачислены в специальное учебное заведение.

Лишь через месяц интернат посетили члены ПМПК, которые после беседы и тестирования пришли к выводу, что девочки должны учиться в обычной школе, так как они здоровы.

Тогда, по словам Нурзины, руководство интерната решило направить их на повторное тестирование и попросило сестер в следующий раз делать вид, что они не понимают задания, не умеют ни читать, ни писать.

«Нам говорили, к примеру, что дадут задание собрать конструктор, и мы должны сделать это неправильно», – рассказывает Нурзина.

Но затем руководство интерната решило перестраховаться и направить вместо нее совсем другую девочку, которую и представили Нурзиной Кубанычбек кызы.

Работа на кухне и в поле

О жизни в интернате девушка говорит, что учили их плохо, но часто заставляли работать на кухне, помогая поварам. В случае отказа ругали, что они должны готовить для себя. А по вечерам девочки мыли полы в интернате.

«Когда эже (сестра) с кухни приходила и просила отпустить нас, то учительница разрешала. Мы не могли отказаться. Мы делали уборку и готовили стол для детей. А потом убирали за всеми», – рассказывает Нурзина. В то время она училась в четвертом классе.

А осенью здоровых детей заставляли собирать фасоль. Руководство интерната выделило каждому учителю план по сбору фасоли, а ученики помогали своим классным руководителям.

«Каждому учителю было выделено по 5–10 мешков для сбора фасоли. А учителя нас заставляли работать. Однажды, когда мы сортировали фасоль, приехала мама…» – рассказывает Нурзина.

Увидев своих дочерей за работой, мать забрала их. На момент, когда Нурзина покинула заведение, она училась уже в шестом классе, в общей сложности проведя в интернате для умственно отсталых детей три года.

Без адвоката не обошлись

Мать девочек Бахира Кобоева говорит, что было нелегко забрать детей. Ей пришлось нанять адвоката: интернат не отдавал их документы, которые были нужны для устройства в обычную школу.

Адвокату Марине Эдигеевой удалось забрать документы лишь после возбуждения Таласским РОВД уголовного дела в отношении руководства интерната по статье «подделка документов». Это произошло в 2013 году.

На сегодняшний день уголовное дело не закрыто. По словам адвоката, несмотря на факты попадания в специнтернат здоровых детей, Министерство образования Кыргызстана не принимает никаких мер.

Главный редактор портала в Бишкеке «Голос свободы» Абдумомун Мамараимов отмечает, что ПМПК работала при интернате и являлась зависящим от спецучреждения институтом, а Минобразования Кыргызстана на письма и публикации в прессе  отвечает отписками.

По его мнению, поведение Минобразования дает понять, что оно прикрывает директора интерната.

«Пока чиновники прикрывают руководства интерната, страдают десятки детей и их родители», – добавляет Мамараимов.

Здоровых детей больше

По данным руководства интерната, в 2016 году количество его воспитанников составляло 120 человек: 80 мальчиков и 40 девочек. А управление образования Таласской области назвало цифру 80–90 детей.

Минобразования Кыргызстана не ответило и на запрос Ц-1 о количестве детей в интернате, об общем бюджете и бюджете на ребенка, а также о свидетельствах того, что в заведение попадают здоровые дети.

По словам адвоката Эдигеевой, руководство интерната заинтересовано в большем количестве детей, потому что на каждого ребенка выделяются денежные средства.

В своих рассказах Нурзина отметила, что на самом деле больных детей в интернате мало, здоровых больше.

Сегодня она учится в обычной школе. Директор школы Жылдызкан Бешкемпирова характеризует ее хорошо, говорит, что девочка старательная, не отстает в учебе, а годы, потерянные в интернате, наверстала на дополнительных занятиях.

В будущем Нурзина мечтает стать актрисой.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Общество

Сергей Дуванов / Станет ли национализм политическим трендом в РК?

Наблюдается интересный феномен. Наиболее непримиримые оппоненты в современном общественном казахстанском дискурсе – это «ватники» и националисты. На самом деле это - близнецы-братья.

Казахстан

Новости из Кыргызстанa