Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Вылазка родных Гульмурода Халимова… или что это было?

«Спецоперация» в Таджикистане по задержанию и ликвидации родных беглого начальника ОМОНа Гульмурода Халимова создает странное впечатление.

Гулмурод Халимов; фото: IslamReview.ru
Гулмурод Халимов; фото: IslamReview.ru

О произошедшем сообщила Таджикская служба радио «Свобода» – «Озоди» со ссылкой на свои источники.

В новости говорится, что в ночь на 5 июля родственники Гульмурода Халимова, бывшего начальника ОМОНа Таджикистана, перешедшего на сторону террористической организации «Исламское государство», пытались в районе Хамадони перейти реку Пяндж, чтобы примкнуть к террористам в Афганистане.

Однако, как говорится далее в сообщении «Озоди», дорогу родственникам Халимова перегородили сотрудники Управления внутренних дел (УВД) Душанбе, которые вели за ними слежку.

В результате были убиты брат Халимова Султонмурод, его племянник Фозил Халимов и двое их односельчан: Афзал Абдурашидов и Насим Рахматов.

Трое братьев Халимова – Алив, Комил и Назир – были арестованы.

Главным злоумышленником и организатором этого преступления называют убитого 53-летнего Султонмурода Халимова, который якобы с ножом напал на одного из сотрудников милиции.

До этого Султонмурод работал преподавателем в одной из школ Дараи Фони Варзобского района Таджикистана. Остается неизвестным, что побудило преподавателя средней школы на подобный брутальный поступок.

В МВД республики инцидент подтвердили, но «в интересах следствия» отказались от комментариев.

Охота на семью

В интервью «Озоди» отец Гульмурода Халимова Абдусалим рассказал, что его дети долгое время находились без дела и в поисках работы ушли в Гиссарский район, с тех пор он потерял с ними связь.

Несколько дней ранее по запросу Таджикистана из России был экстрадирован племянник беглого полковника Ф. Халимов, который обвиняется в вербовке граждан в ряды «Исламского государства».

Месяц назад по двум уголовным статьям («Приготовление к преступлению» и «Наемничество») на 10 лет строгого режима был осужден 18-летний Бехруз Халимов – сын Гульмурода Халимова.

Сам Бехруз свою вину так и не признал, а за неимением финансовых средств родственники отказались обжаловать приговор.

Сестра Бехруза Нилуфар позже в разговоре с таджикскими журналистами также опровергла обвинения в адрес своего брата, сказав, что он работал на рынке и был единственным кормильцем семьи.

Также она призналась, что после ухода ее отца в «Исламское государство» таджикские силовики превратили их жизнь в кошмар.

Приходили практически каждый день с допросом. Особенно, по ее словам, их беспокоило общение семьи Халимовых с прессой.

Сам Гульмурод Халимов жил в последние годы, по словам Нилуфар, со своей второй женой – Хумайро Мировой, экс-сотрудницей Таможенного комитета Таджикистана, которая в 2016 году вместе со своими детьми покинула Таджикистан и воссоединилась с мужем в границах «Исламского государства».

Не первая, но «необходимая практика»

Давление на родственников в условиях Таджикистана – совершенно обычная практика. Особенно это давление используют в отношении таджикских оппозиционеров и инакомыслящих слоев населения, которые успели покинуть республику.

Но ситуация с опальным полковником, очевидно, из ряда вон выходящая. Высокопоставленный сотрудник силового ведомства создал очень опасный прецедент, и его примеру хотя бы на гипотетическом уровне могут последовать коллеги, разделяющие его убеждения.

Поэтому, если следовать логике властей и руководителей силовиков, подобная демонстративная «порка» представится очень своевременной.

Она создает предпосылки для дополнительного «закручивания гаек» и отправляет негласный посыл всем симпатизирующим полковнику Халимову.

Поводы для сомнения

Карательные практики в Таджикистане за годы независимости превратились в наиболее применяемый инструмент власти. Причем государство прибегает к использованию своего права на насилие без всяких обоснований перед обществом.

А судебные процессы, которые должны проливать свет на подобные дела, как правило, проходят в закрытом режиме и под грифом «Секретно».

Такая практика развязывает силовикам руки и позволяет им наказывать каждого по собственному усмотрению.

Достаточно вспомнить спецоперацию по ликвидации Али Бедаки (Аловуддина Давлатова) в январе 2011 года. Тогда правительственные СМИ показали видео с обезвреженным телом Бедаки и сообщили, что тот был убит в результате перестрелки.

Однако позже в Сети появилось видео, на котором четко видно, как таджикские военные издеваются в машине над живым Бедаки.

Или можно вспомнить профессиональные видеоролики, снятые в сентябре 2015 года дроном с камерой Первого государственного телеканала Таджикистана, во время спецоперации правительственных сил против вооруженных групп экс-заместителя министра обороны Абдухалима Назарова.

Видеокадры со стрельбой и лежавшими окровавленными телами в один ряд , наверное, могут повлиять на убеждения граждан, но только тех, кто не осведомлен о состоянии таджикской армии.

Мы, конечно, можем ошибаться, и родственники Халимова действительно помышляли противозаконные деяния, поэтому и были наказаны со стороны государства.

Но это самое государство за всю историю своего существования еще ни разу не предъявляло убедительных доказательств, чтобы оправдать применение карательных действий.

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Выбор редактора

Права человека

Нурзина Кубанычбек кызы: «Я попала в интернат для умственно отсталых»

Интернат для умственно отсталых детей в Таласской области Кыргызстана набирает воспитанников среди здоровых детей – юная собеседница Ц-1 делится, как это происходит.

Кыргызстан

Новости из Таджикистанa