Новости, аналитика и мнения
из Центральной Азии

Контент

Журналистское расследование. HRW в Узбекистане: хорошая мина при плохой игре

Зачем Human Rights Watch понадобилось выдавать рентгенолога из Азербайджана за судмедэксперта для защиты жертвы пыток в Узбекистане? Фейковые источники и ложь правозащитников превращаются в системную проблему.

Галима Бухарбаева 

Стив Свердлов - представитель Human Rights Watch в Центральной Азии; фото: VOA
Стив Свердлов — представитель Human Rights Watch в Центральной Азии; фото: VOA

Стив Свердлов, представитель Human Rights Watch – известной правозащитной организации в Центральной Азии, игнорирует вопросы Ц-1 по электронной почте и не отвечает на звонки.

Его голос в 2017 году, при возвращении в Узбекистан, покровительственный и поучительный, обещал быть «независимым», «иногда критическим», «иногда не совсем приятным», но «голосом, который будет помогать собирать достоверную информацию», сегодня… совсем заглох.

Свердлов не может ответить на вопросы, почему и зачем его организация прибегла к фальсификации медицинской квалификации своего эксперта, когда писала об убитом под пытками в 2015 году предпринимателе из Бухары Ильхоме Ибодове.

Помимо Human Rights Watch под этим заявлением подписался ряд ее партнерских организаций, часто выступающих единым фронтом, – ассоциация «Права человека в Центральной Азии», Freedom House, International Partnership for Human Rights (IPHR), Норвежский Хельсинкский комитет.

Их представители тоже оставили без ответа вопросы Ц-1 о действительной квалификации эксперта. Как не сказали и о мотивах, побудивших их к фабрикации источника.

Убийство Ильхома Ибодова

В совместном заявлении Human Rights Watch и партнеров от 28 ноября 2016 года звучит призыв к властям Узбекистана расследовать смерть в заключении арестованного 44-летнего бухарца Ильхома Ибодова.

Screenshot (530)

Ильхом и работавший вместе с ним на автомобильном рынке «Ситора» в Бухаре брат Рахим были задержаны 16 августа 2015 года по подозрению в нарушении правил торговли и валютных махинациях Службой национальной безопасности (СНБ; ныне переименована в СГБ – Службу госбезопасности) Узбекистана.

Менее чем через месяц, 13 сентября, семья Ибодовых получила тело Ильхома с очевидными следами насилия. Брат Рахим позже был осужден на восемь лет лишения свободы.

Ильхом Ибодов; фото: "Клуб пламенных сердец"
Ильхом Ибодов погиб под арестом 13 сентября 2015 года; фото: «Клуб пламенных сердец»

Ибодовы имели смелость снять на фото и видео раны и увечья на теле погибшего Ильхома – они искали помощь и защиту. Но мало кто из правозащитников и независимых журналистов обратил внимание на еще одну подозрительную смерть в застенках СНБ Узбекистана. О бездействии надзорных органов страны и говорить не приходится.

История Ильхома Ибодова получила наконец огласку в 2016 году благодаря усилиям узбекистанской правозащитницы Мутабар Таджибаевой, проживающей в изгнании во Франции, взявшейся помочь бухарской семье.

Появление «судмедэксперта»

Выступление группы зарубежных правозащитников в защиту Ибодовых, пусть и спустя год после его смерти, – было то, чего добивалась для жертвы пыток и его родных Мутабар. Каждый из партнеров Human Rights Watch, как и сама организация, опубликовали на своих сайтах историю Ибодова.

Для обоснования же того, что причиной смерти бухарского предпринимателя могли стали пытки, иностранные правозащитники прибегли к помощи некоего «независимого судмедэксперта». В его представлении звучит, что он «из-за пределов Узбекистана, ранее работал начальником отдела медобслуживания  при министерстве здравоохранения, а также консультантом правозащитных организаций».

Данный «независимый судмедэксперт», изучив фото и видео трупа Ибодова, пришел к выводу, что мужчина подвергался пыткам: на теле были многочисленные раны и гематомы от ударов тупым предметом, а также следы от перетягивания ног и рук веревками или оковами.

Screenshot (531)

Семья Ибодовых в Бухаре получила копию «Акта о независимой экспертизе» «судмедэксперта». Из него следовало, что заключение о смерти Ильхома Ибодова составила некая Нигяр Ахмедбекова.

В своем «акте» Ахмедбекова представляет себя «врачом-экспертом» и сообщает о себе, что окончила Азербайджанский государственный медицинский университет в 1998 году, работала врачом в Министерстве внутренних дел Азербайджана, была капитаном медицинской службы, консультировала бакинскую газету «Зеркало». С 2014 года является медицинским экспертом правозащитной организации «Центр поддержки свободы выражения в диктатурах – Cenlibart» во Франции.

Копия части первой страницы "Акта независимой экспертизе" Нигяр Ахмедбековой
Копия части первой страницы «Акта независимой экспертизы» Нигяр Ахмедбековой

История Нигяр

О 43-летней Нигяр Ахмедбековой, в 2012 году покинувшей Азербайджан вместе с семьей, на родине помнят, особенно ее бывшие коллеги из поликлиник № 1 и 2 при МВД.

Ее история наделала много шума в стране. В архивах азербайджанских СМИ легко найти материалы о Нигяр и ее супруге Эмине.

Нигяр Ахмедбекова; фото: Facebook
Нигяр Ахмедбекова; фото: Facebook

Пресса Азербайджана писала, что Нигяр, работая в поликлинике при МВД Азербайджана в Баку, подверглась домогательствам со стороны главного врача. За нее заступился супруг Эмин Ахмедбеков, в прошлом майор полиции, – он подрался с главврачом, за что в 2004 году был уволен со службы.

В 2009 году Эмин был арестован якобы за избиение сотрудника дорожной полиции и осужден на три года. В его защиту бросилась Нигяр. Она проводила пресс-конференции в Баку, куда порой приходила со своими тремя детьми, и утверждала, что дело против ее мужа было сфабриковано.

Эмин в качестве протеста заявил об отказе от гражданства Азербайджана, подал иск против властей страны в Европейский суд по правам человека, но ему все равно пришлось отсидеть весь срок, а справедливости и правды он так и не добился.

После выхода Эмина на свободу вся семья в 2012 году покинула Азербайджан. Первоначально они искали убежище в Украине, но вскоре поняли, что не могут быть там в безопасности. Пройдя через мучения и страдания, как писали о судьбе Ахмедбековых некоторые журналисты, они наконец добрались до Франции.

«Судмедэксперт» вслед за «патологоанатомом»

Появление «судмедэксперта» Нигяр Ахмедбековой в деле о защите Ильхома Ибодова, по словам Мутабар Таджибаевой, вызвало у нее вопросы.

От коллег из Азербайджана правозащитница знала, что Нигяр на родине была медиком, но они сомневались, что та работала судмедэкспертом. Один из известных азербайджанских активистов сообщил Мутабар, что знает Ахмедбекову по ее резонансному делу, но, по его сведениям, в Баку она была врачом УЗИ. Другие источники сообщали, что она работала психологом.

Это сообщение, как делится Мутабар, ее взволновало. Дело в том, что как раз в это время, в 2016 году, она безуспешно пыталась привлечь внимание международных правозащитников к «патологоанатому» президента ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежды Атаевой, одного из ближайших партнеров в регионе Human Rights Watch.

Надежда Атаева, Айгуль Бекжан (дочь политзакюченного) и Стив Свердов в 2014 году в Вашингтоне; фото: Facebook
Надежда Атаева, Айгуль Бекжан (дочь политзаключенного) и Стив Свердов в 2014 году в Вашингтоне; фото: Facebook

Таджибаевой было известно, что Атаева в 2010-м и 2011 годах в фильме и отчете об Андижанской бойне 13 мая 2005 года выдала учителя из Коканда Умиджона Абдуназарова за патологоанатома, который якобы стал свидетелем и пострадавшим кровавого события.

История о том, что Абдуназаров был арестован после Андижана, а затем принужден работать в Андижанском морге, где за полгода (с сентября 2005-го по февраль 2006-го) наблюдал сотни жертв «внесудебных казней» в Узбекистане, среди которых были женщины и дети, оказалась выдумкой и клеветой от начала до конца.

В августе 2017 года Ц-1 опубликовал журналистское расследование о фейковом патологоанатоме, а также другой лжи и махинациях в правозащите Атаевой.

В «Акте о независимой экспертизе» о смерти Ильхома Ибодова Нигяр Ахмедбекова сообщала, что получила фото и видео тела погибшего бухарца от Надежды Атаевой.

«Стив, она судмедэксперт?»

Чтобы рассеять сомнения, Мутабар обратилась к Стиву Свердлову из Human Rights Watch и попросила его подтвердить медицинскую квалификацию Нигяр Ахмедбековой.

29 ноября 2016 года Свердлов в переписке с Таджибаевой по Скайпу отвечает: «Я думал, что вы захотите обсуждать Нигяр… Да, она имеет достаточный опыт с точки зрения нашего юридического отдела, мы имеем ее резюме…»

Скриншот - Скайп
Скриншот — Скайп

На следующий день, 30 ноября, Свердлов продолжил давать уклончивые ответы, отказываясь подтвердить, что в своем заявлении действительно воспользовался экспертизой судмедэксперта, затем он высказывает мнение, что попытка Мутабар докопаться до истины никому на самом деле не нужна.

«Если задаете вопросы о легитимности экспертизы моего заявления, вы, получается, сомневаетесь в моей работе и работе Freedom House и всех организаций, которые подписали. А мы – ваши близкие партнеры», – пишет Стив.

«Это сто лет никому не нужно, я так думаю», – заявляет он далее.

Скриншот - Скайп
Скриншот — Скайп

Есть общая картина…

Дискуссия на этом не заканчивается. Далее в переписке (еще в 2016 году!) представитель Human Rights Watch подтверждает, что ему известно о фейковом патологоанатоме Атаевой, но он пытается разделить два источника, отмежевавшись от лжи своего партнера.

«Но я нынешнего эксперта сам проверял, и наш юридический отдел доволен ее квалификацией, они задавали очень много вопросов, я про Ибодовых, не про Андижан говорю…» – пишет Свердлов.

Скриншот - Скайп

«Это не личное. Это — дело принципов», – отвечает Мутабар.

«Я понимаю, что это важная миссия, только не забывайте, что они по-своему тоже, наверное, стараются помочь людям. И есть более общая картина…»

«Например, обманывать всех, показав фильм про ложного «патологоанатома», – как можно это называть помощью, это же наглая ложь, и всех нас обманывали, таких примеров очень много. «Международная амнистия» выпустила журнал «Прекратить ложь» – это не для всех?» – спрашивает Мутабар.

«Это было направлено на нашего главного врага – диктатуру», – отвечает эксперт Human Rights Watch по Центральной Азии.

3 - 30.11.2016. Steve - its against common enemy

Ц-1 задал Свердлову вопросы по поводу данной переписки с просьбой подтвердить подлинность сделанных скриншотов и объяснить озвученные им принципы, что можно прибегать ко лжи в борьбе против диктатуры, как и закрывать глаза на ложь коллег, видя более общую картину.

Ни на один из вопросов Стив не ответил. В последний раз Ц-1 обратился к нему с просьбой связаться с редакцией на прошлой неделе, когда он был в Ташкенте и принимал участие в ряде мероприятий по защите прав человека, в частности собственников жилья в Узбекистане.

Попытка диалога с властями Ташкента 15 апреля 2019 года - в центре правозащитник Шухрат Ганиев, справа - Стив Свердов; фото: предоставлено Ц-1
Попытка диалога с властями Ташкента 15 апреля 2019 года — в центре правозащитник Шухрат Ганиев, справа — Стив Свердлов; фото: предоставлено Ц-1

Хью Уилльямсон

В очередной раз на помощь своему сотруднику Стиву Свердлову пришел директор Human Rights Watch в странах Европы и Центральной Азии Хью Уилльямсон (Hugh Williamson).

На вопрос Ц-1 по поводу медицинской квалификации Нигяр Ахмедбековой он прислал следующий ответ:

«Human Rights Watch полностью поддерживает совместный пресс-релиз, выпущенный в ноябре 2016 года, о трагической гибели под стражей Ильхома Ибодова, включая оценку фотографий медицинским экспертом. Мы приветствуем тот факт, что правительство президента Мирзиёева предприняло некоторые шаги к подотчетности в этом деле. Насколько нам известно, дело против тех, кто участвовал в пытках или жестоком обращении, находится на рассмотрении Верховного суда Узбекистана».

Ц-1 обратил внимание Уилльямсона, что в его ответе отсутствуют слова «независимый судмедэксперт», как указано в пресс-релизе. И теперь он называет свой источник лишь «медицинским экспертом», что подтверждает результаты расследования издания, – но дополнительный вопрос он проигнорировал.

Представители HRW Хью Уильямсон и Стив Свердлов на конференции в Ташкенте в 2017 году; фото: Ц-1
Представители HRW Хью Уильямсон и Стив Свердлов на конференции в Ташкенте в 2017 году; фото: Ц-1

Хью Уилльямсон, в прошлом журналист, с раздражением отвечал ранее на вопросы Ц-1 о фейковом патологоанатоме Надежды Атаевой, говоря, что Human Rights Watch не несет ответственность за работу других правозащитников.

Когда его попросили объяснить, на каком основании Human Rights Watch во Всемирном отчете за 2014 год пришла к выводу, что заочный приговор Ташгорсуда в Узбекистане от 2013 года, осудивший Надежду Атаеву и членов ее семьи за создание организованной преступной группы и хищения миллионов долларов в ГАК «Узхлебопродукт», был основан на «сфабрикованных» обвинениях, Уилльямсон прислал линк к общей методике сбора информации, которой руководствуются в его организации.

Расследования же Ц-1 он попытался низвести до внутренней ссоры между активистами Узбекистана и со всем пафосом и надменностью сообщил о приверженности его организации «стандартам профессионализма, точности и вежливости».

«Мы с разочарованием отмечаем ваши постоянные попытки привлечь «Хьюман Райтс Вотч» и других к спорам третьих лиц. Мы всегда готовы предоставить комментарии и информацию журналистам, которые разделяют нашу приверженность стандартам профессионализма, точности и вежливости. Наша миссия в качестве международной правозащитной организации заключается в защите всеобщих прав человека и борьбе с серьезными нарушениями этих прав. Мы призываем других активистов и независимых журналистов сделать это, а не ослаблять наше общее дело внутренними ссорами», – написал Уилльямсон.

Ведомственные поликлиники в СССР

Когда Human Rights Watch и партнеры представляли своего «судмедэксперта» как главного врача министерства, они, похоже, рассчитывали повысить уровень доверия к ней и авторитетность своего заявления. Министерский врач, если такой существует, возможно, занимается сложными случаями, когда требуются экспертиза узких специалистов и авторитетное заключение.

Так могли подумать особенно те, кто не знаком с медицинской системой СССР.

В Азербайджане, говорит в интервью Ц-1 пресс-секретарь Министерства внутренних дел, во многом еще сохранилась советская система организации медобслуживания.

МВД АР по-прежнему имеет свое Медицинское управление, которому подчиняются поликлиники № 1 и 2 в Баку. В этих поликлиниках лечатся и состоят на учете сотрудники МВД и ближайшие члены их семей.

На вопрос, могла ли Нигяр Ахмедбековой работать в поликлинике судмедэкспертом, пресс-секретарь категорически ответил «нет».

«Судмедэкспертиза в Азербайджане, как во всех бывших республиках СССР, находится в подчинении Министерства здравоохранения, МВД судмедэкспертизой не занимается», – ответил пресс-секретарь.

Врач-рентгенолог

Если вы наберете телефон поликлиники № 1 в Баку, то уже дежурный врач скоро расскажет, что хорошо помнит Нигяр Ахмедбекову, которая работала у них врачом-рентгенологом.

«Я ее прекрасно помню, – говорит о Нигяр один из врачей поликлиники, – она у нас была рентгенологом».

«Каким именно рентгенологом?» – звучит вопрос.

«Общим», – ответ.

«А у вас работают в поликлинике судмедэксперты?» – следующий вопрос.

«У нас нет судмедэкспертов, нет морга, мы общеоздоровительное учреждение, лечим полицейских», – объясняет врач.

Ответ МВД Азербайджана

Ц-1 хотел получить официальное подтверждение слов доктора и направил в МВД Азербайджана не один запрос. Последний – на имя министра внутренних дел АР Рамиля Усубова. Спустя примерно месяц пришел ответ. И его стоило ждать.

В ответе Международного управления МВД говорится, что «гражданка АР Ахмедбекова Нигяр Рауф кызы, 1975 года рождения, окончила Азербайджанский медицинский университет в 1998 году по специальности «Лечебное дело».

С 14 ноября 2001 года по 8 декабря 2010 года работала врачом-рентгенологом в поликлиниках Медицинского управления МВД Азербайджанской Республики. С 5 октября 2007 года по 5 октября 2010 года находилась в декретном отпуске.

Ахмедбекова 8 декабря 2010 года была уволена из органов внутренних дел согласно пункту 9 статьи 135 (из-за совершения поступка, наносящего ущерб чести сотрудника органов внутренних дел) Положения о прохождении службы в органах внутренних дел Азербайджанской Республики».

МВД АР - Нигяр1

Право называться судмедэкспертом

Human Rights Watch и партнеры, выдав рентгенолога за судмедэксперта, по мнению ряда представителей судебной медицины, скорее всего, пошли на нарушение закона.

Врач Института судебной медицины в Алматы (Казахстан) рассказывает, что в ее стране, чтобы стать судмедэкспертом, надо пройти специализированное обучение, сдать квалификационный экзамен, а затем получить лицензию, которую выдает Министерство юстиции РК.

«Если врач работает в учреждении, то лицензию получает учреждение, если это независимый судмедэксперт, то он лично получает лицензию», – объясняет она.

Строгие требования к этой профессии связаны с тем, что судмедэксперт включается в дело, когда присутствуют следы насилия, полученные криминальным путем. Он может быть привлечен во время следствия, его заключения могут стать ведущей уликой или свидетельством во время вынесения приговора.

На сайте Европейской комиссии указывается, что в Европе существует строгая система лицензирования судмедэкспертов. В большинстве европейских стран они работают в государственных институтах судебной медицины или же осуществляют частную практику.

Во Франции все судмедэксперты работают по лицензии, а их список ведет и публикует Верховный суд страны.

Лицемерие. Больше лицемерия

Разоблачение Human Rights Watch и партнеров вряд ли станет для них поводом для признания и осознания своих ошибок.

«Human Rights Watch никогда не признает, что была не права», – говорит по поводу расследования Ц-1 один иностранный эксперт, работавший в Центральной Азии.

Что уже известно, что для Human Rights Watch и ее экспертов не стало откровением разоблачение фальшивого доклада Надежды Атаевой о самой кровавой трагедии в истории современного Узбекистана – Андижанской бойне.

Не ставя под сомнение истинность расследования Ц-1, Human Rights Watch при этом продолжила делать совместные заявления с Атаевой по самым громким правозащитным и политическим случаям, связанным с Узбекистаном.

Перед встречей президентов США и Узбекистана – Дональда Трампа и Шавката Мирзиёева в мае 2018 года в Вашингтоне Human Rights Watch вместе с Атаевой и другими партнерами призывали Ташкент «обеспечить долгосрочные и структурные изменения для улучшения прав человека».

А что рентгенолог Нигяр Ахмедбекова?.. Она не ответила на запрос Ц-1, отправленный по адресу, указанному на фирменном бланке ее организации Cenlibart.

Когда же в декабре 2016 года через чат в Facebook к ней с вопросом обратилась Мутабар Таджибаева, чтобы спросить, на самом ли деле она является судмедэкспертом, Нигяр не отвечала ни на один вопрос, а отсылала ее за подтверждением своей квалификации к Стиву Свердлову и другим иностранным правозащитникам.

В итоге Ахмедбекова закончила беседу словами: «Не впутывайте меня в свои базары… у меня подозрение, что вы работаете на спецслужбы…»

Галима Бухарбаева – главный редактор Ц-1

Источник:Ц-1
comments powered by HyperComments

Статьи по теме

Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Права человека

Исмаил Адылов: О деятельности представителя Human Rights Watch

Я как один из ветеранов в борьбе за права человека в Узбекистане и бывший политзаключенный хочу остановиться на деятельности представителя Human Rights Watch в Центральной Азии Стива Свердлова.

Узбекистан

Выбор редактора

Права человека

Снос жилья – новая причина домашнего насилия в Узбекистане

Исследование Бухарского гуманитарно-правового центра выявило новую тенденцию в повышении домашнего насилия в Узбекистане: 65–70% опрошенных женщин называли причиной… снос жилья.

Узбекистан
Политика

Заврались. Кризис оппозиции Узбекистана

Все, что ранее считалось альтернативой режиму в Узбекистане, на поверку оказалось ее зеркальным отражением: ложь и круговая порука стали сутью оппозиции, правозащитников и журналистов, включая иностранных, долгие годы критиковавших власть в Ташкенте.

Узбекистан
Политика

Пресс-секретарь президента РУз стыдит радио «Озодлик» за ложь

Пожалуй, это первая заслуженная критика из Ташкента в адрес зарубежного СМИ: пресс-секретарь президента РУз назвал работу журналистов «Озодлика» однобокой и тенденциозной, осудил ложь при сборе информации.

Узбекистан
Общество

Когда журналисты «Озодлика» представляются сотрудниками СГБ РУз…

Журналисты Узбекской службы радио «Свобода» Шухрат и Хурмат Бабаджановы для получения информации из Узбекистана представлялись сотрудниками СГБ РУз, эксплуатируя страх людей перед этой организацией.

Узбекистан

Новости из Мирa

Права человека

Суд в Париже отстоял правду Мутабар Таджибаевой!

Парижский суд, сам не ведая того, сыграл ключевую роль в установлении моральных стандартов для общества Узбекистана: он вновь отклонил иск о клевете и оскорблении разоблаченной во лжи и мошенничестве Надежды Атаевой.

Мир
Общество

Как внедрить проект о возобновляемой энергии в Узбекистане?

Герман Трещалов вернулся в Ташкент с финала инновационного конкурса Госдепа США в Бахрейне с утешительным призом – в интервью Ц-1 он рассказывает о важности внедрения его изобретения в Узбекистане.

Мир